Общественный правозащитный Центр Бориса Дульнева

Безопасность Арктики и россии

 Природа, хозяйственная деятельность, население

Общественный правозащитный Центр Бориса Дульнева

Навигация

Система управления

 

         фото картинка

              

           фото картинка

              Каталог интернет ресурсов - ИнфоПитер 

              Яндекс.Погода

              Добро пожаловать в ЧУМотеку!

              

 

              

          

               

              


              

         

              

             

В преддверии Международного Арктического форума в Архангельске Гринпис поднял уровень войны против России до международного

фото картинкаПервая публикация на ИА RUSNORD

В преддверии Международного Арктического форума в Архангельске Гринпис поднял уровень войны против России до международного

Очарование власти и россиян «западными ценностями» и свободой во всех смыслах, которое было присуще начальному этапу новейшей российской государственности 90-х, прошло. Наступило отрезвление и в политике, и в общественном сознании. Этому способствовало разочарование от катастрофических результатов экономических и социальных реформ, проводимых под непосредственным руководством западных «советников». Закончился и период безоговорочного авторитета международных экологов всех мастей. За прошедшие годы постепенно пришло понимание того, что под предлогом защиты природы и ее сохранения, международные экологи фактически вынуждают власти и население действовать вопреки собственным интересам, откровенно пытаются влиять на жизненно важные секторы российской экономики, дискредитируют перед народом и международным сообществом избранную власть и отечественный бизнес, провоцируют межнациональную рознь. Самым ярким и могущественным представителем интересов международной «защиты экологии» в России стал Гринпис.

Не секрет, что эта международная экологическая организация, признанная в РФ «иностранным агентом», уже давно ведет настоящую войну против России. До последнего времени «боевые действия» преимущественно ограничивались информационным пространством  внутри страны и её территорией. Очевидно, что стратегов Гринпис перестали удовлетворять длительные и тягомотные бодания по «реализации» своих проектов на территории России. В отличие от середины 90-х и начала 2000-х, когда указания и рекомендации Гринпис воспринимались властью едва ли не как руководство к действию, чтобы быть, «как Запад», с 2010-х годов ситуация начала резко меняться.

В процесс включилось местное население и органы местного самоуправления, научившиеся демократическим процедурам и усилившим влияние на региональные и федеральные структуры власти. Вырос уровень квалификации и самих институтов власти в сфере экологии. Появилось компетентное отечественное экологическое экспертное сообщество. Огромное количество людей включилось в самоорганизованное волонтерское природоохранное общественное движение на низовом уровне. Все это позволило россиянам внятно отделять слова и лозунги от «реальных дел» гринписовцев, понимать авантюрный и деструктивный характер их деятельности и в стране, и в мире. Параллельно с этим Гринпис нарастил как в России, так и в мире свои лоббистские возможности, чему в немалой степени способствовало закрепление  либеральных трендов и ценностей в Европе и в США.

Аппетит приходит во время еды. Гринпис и их коллеги по международному экологическому движению начали ставить перед собой все более амбициозные и глобальные цели и требования, которые, зачастую опирались и опираются исключительно на «мнение» Гринпис. Поэтому с объективным обоснованием таких требований, тоже начали возникать проблемы, которые «иностранные агенты» во главе с Гринпис стали компенсировать по уже отработанной в других странах мира методике подтасовки фактов и откровенного обмана, запугивания «общественности» возможными «ужасными последствиями» в случае неисполнения требований экологов. Соответственно, стало нарастать и противодействие со стороны населения и власти. Обращений в органы Прокуратуры, министерства, к Президенту стало недостаточно. Да и собственная экологическая политика в России с подачи Президента РФ оказалась четко сформированной и подкрепленной законодательно.

Первый опыт переведения войны Гринпис против России на международный уровень можно отнести к началу 2010-х годов. Отчасти этому способствовало начало регулярного проведения Международных Арктических форумов в России. Напомним, что инициатором таких форумов был Владимир Путин. Именно Международные Арктические форумы, в которых Президент России всегда принимает личное участие, высокий уровень международного представительства, стали ключевыми международными событиями, к которым оказалось очень удобно приурочивать масштабные пиар-акции экологов, гарантированно привлекающим внимание международной общественности. Особенно в отношении проблем экологии Арктики и к их главной проблеме – добыче углеводородов на Севере России, в Арктике и на Арктическом шельфе. Это однозначно следует из опубликованных внутренних документов Гринпис по реализации так называемого «Арктического проекта» той поры.

Всем памятен пиратский захват гринписовцами газпромовской нефтяной платформы «Приразломная» около побережья Ненецкого округа в 2013 году. Уже тогда многие комментаторы связали эту громкую и резонансную акцию Гринпис с предстоящим вскоре после этого предыдущим III Международным Арктическим форумом в Салехарде. Судя по внутренним документам, в то время гринписовцы поставили перед собой две основные цели:

Во-первых, максимально запугать потенциальных  зарубежных инвесторов, готовых вложиться в реализацию российских арктических нефтяных и газовых проектов запугав их угрозой формирования их «аморального» облика из-за связей с «экологически грязными» российскими компаниями, в первую очередь с «Газпромом» и «Роснефтью». В результате чего российские компании должны были остаться не только без финансовой поддержки, но и без высоких технологий шельфового бурения, в первую очередь без норвежских технологий.

Во-вторых, основной целью этих планов была личная дискредитация Владимира Путина и его арктических инициатив, а также активное вмешательство в тогдашний федеральный избирательный процесс в России на стороне либеральной оппозиции.

Как все помнят, международный резонанс от провокации на «Приразломной» получился большой. Хотя жесткие действия пограничников и ФСБ, а также реальная угроза получения длительных сроков участникам акции и конфискации ледокола, подействовали отрезвляюще. Обе эти цели в запланированном объеме достигнуты не были, так как оказались, очевидно, не подъемными даже для Гринпис. Но методика и соответствующие наработки сделаны были. Кстати, 2013 год был объявлен Президентом РФ Путиным годом охраны окружающей среды.

К 2017 году, «Году экологии в России», а также к самому его знаковому международному событию IVМеждународному Арктическому форуму в Архангельске, Гринпис, судя по событиям января-марта этого года, подготовился основательно и начал «боевые действия» широким фронтом. Несколько акций в аккурат к форуму плавно были переведены Гринпис в международную плоскость, вплоть до самого высокого уровня.

Новеллой стало нанесение удара по российским нефте-газовым компаниям из-за границы. Формально целью удара стали норвежская государственная нефтяная компания Статойл и Правительство Норвегии, главный акционер компании. Как следует из очередного опубликованного пакета внутренних документов Гринпис, несколько лет назад в организации был разработан и реализуется план по принуждению Правительства Норвегии и Статойла к отказу от возобновления бурения на Арктическом шельфе. В свое время под давлением Гринпис Норвегия приняла решение о запрете таких работ на шельфе. Первоначально экологи планировали пиар- и киберакции давления, ориентируясь в первую очередь, на миноритарных акционеров Статойл, коими являются около 150 тысяч норвежцев. Этот натиск граждане и Правительство Норвегии выдержали.

В октябре прошлого 2016 года норвежские экозащитные организации «Природа и Молодёжь» и Гринпис подали иск в суд против правительства Норвегии. В середине февраля этого года окружной суд Осло назвал даты судебных слушаний по иску. Слушания начнутся 13 ноября этого года и продлятся две недели. Из информации Гринпис следует, что природоохранные организации обратились в суд, потому что правительство Норвегии должно выполнять свои климатические обязательства и соблюдать конституционное право граждан на благоприятную окружающую среду в интересах нынешних  и будущих поколений.

Свой судебно-правовой «залп» в последние дни февраля Гринпис поддержал традиционной морской протестной акцией в норвежских фьордах. Как сообщают СМИ,  27 февраля активисты Гринпис Нордик и Гринпис Германии участвовали в акции протеста в фьорде на севере Норвегии, откуда нефтяная платформа компании Статойл отправилась в Баренцево море.

Но этим эко-«защитники», не ограничились. Учитывая пристрастие стратегов и тактиков из руководства Гринпис к длинным многоходовым геополитическим комбинациям, в середине марта «сработала» одна из таких «закладок», заставившая Правительство Норвегии сильно напрячься и задействовать все свои дипломатические и лоббистские возможности на европейском уровне. Как сообщило ИА REGNUM, Европейский парламент отклонил предложение о полном запрете бурения нефтяных скважин в Арктике. По информации издания, данное предложение должно было войти в доклад Европарламента, посвящённый единой «арктической» политике ЕС. Члены Европарламента проголосовали за то, чтобы исключить из доклада призывы к полному запрету добычи нефти и газа в Арктике в будущем. В проекте документа также указывалось, что Брюссель должен оказывать давление на международных партнеров, чтобы остановить разработку месторождений в регионе, но евродепутаты отказались и от этого пункта.

Возникает естественный вопрос, а при чём здесь Россия и российские компании? Как следует из уже приведённых внутренних документов Гринпис, экологи добиваются от Статойла полного отказа от самостоятельного и совместного с Роснефтью бурения на арктическом  шельфе. Также они добиваются «выбивания» Статойла из арктических проектов, как лидера арктической гонки, располагающего наиболее безопасными в экологическом плане и прорывными технологиями в арктической и шельфовой нефтедобыче. К этому стоит добавить, что  Правительство Норвегии уже выдало лицензии 13 компаниям на разведку и работы в своей зоне арктического шельфа. Среди них  «дочки» Газпрома, Роснефти и Лукойла. Учитывая эти обстоятельства, ответ на «естественный вопрос» очевиден.

Другим знаковым «переводом» проекта Гринпис в России на высокий международный уровень стал организованный экологами скандал вокруг ООПТ «Озеро «Нумто» в ХМАО и компании «Сургутнефтегаз». Еще в самом первом опубликованном внутреннем документе Гринпис по реализации «Арктического проекта» в разделе «Направление-лоббирование» отдельным пунктом было прописано: «коренные (как минимум не допустить перехода руководства организаций коренных народов на сторону нефтяников, как максимум перетянуть их на нашу позицию)». В проекте «Нумто» показательно продемонстрировано, как Гринпис начал разыгрывать «национальную карту», подтянув в качестве главного «козыря» представителей КМНС.

Очевидно, что в строгом  соответствии с собственными планами, в конце февраля вялотекущая борьба вокруг «Нумто» получила резкое ускорение. «От имени КМНС», а точнее от имени весьма сомнительных «представителей» КМНС ХМАО при деятельном участии Гринпис было подготовлено обращение на имя Президента РФ Владимира Путина, классически обыгранное пиарщиками экологов в качестве информационного повода.

На состоявшейся в Москве пресс-конференции представители Гринпис, КМНС и этнографического сообщества заявили об угрозе, нависшей над природным комплексом «Нумто». Представители КМНС поспешили обвинить нефтяников в неминуемом разрушении экологических систем и нарушение среды обитания редких и ценных видов животных и растений. Хотя большая часть других представителей КМНС и чисто российской экологической общественности такой угрозы не увидела.

Новеллой этого скандала стал очень интересный сюжетный поворот, совершённый Гринпис. Скандал из плоскости чисто экологической был плавно переведен в более «жёсткую» и рейтинговую плоскость «защиты прав человека», то есть «защиты прав коренного населения» из числа КМНС от алчных «хищников-нефтянников» на нетронутую родную природу и традиционный образ жизни.

Буквально через считанные дни, когда сотрудники Управления делами Президента по работе с обращениями граждан едва успели  первично отработать это обращение, выяснилось, что «защита прав КМНС» стала основной козырной картой Гринпис в большой международной игре.

В середине марта (через пару недель от момента проведения пресс-конференции Гринпис об обращении к Президенту РФ) в ХМАО прибыл экспертный механизм ООН по правам коренных народов для наблюдения в округе за тем, как местное региональное правительство занимается «устойчивым развитием коренных меньшинств». По не случайному стечению обстоятельств во времени, буквально  через три-четыре дня в одной из авторитетнейших британских газет «Гардиан» вышла статья с громким и претенциозным названием «Оленевод противостоит нефтедобытчикам в Сибири». Где прямым текстом про цели визита экспертов ООН было написано: «Но основной вопрос заключается в эскалации конфликта между добывающими предприятиями и уязвимыми коренными народами».

В одном ряду со ставшим вдруг «священным» озером Нумто, встало вдруг еще одно «священное озеро» хантов – Имлор, с его одиноким защитником-оленеводом, формально главным героем сюжета. И вот уже «Гардиан» выдаёт ещё один пассаж, характеризующий, а, скорее, провоцирующий наличие конфликта: «Но в регионе также проживают тысячи (выделено мной – БД) коренных народов, предки некоторых из них подняли восстание против советской коллективизации в 1930-х годах и были жестоко подавлены Красной армией. Язык и религия хантов были запрещены аж до 1980-х, а сейчас их народ конфликтует с нефтяными компаниями».

А вот в статье появляется и представитель Гринпис России Михаил Крейндлин, который назвал это «примером классического колониализма, который наблюдался в конце 19го — начале 20го века». Коренные народы могут рассчитывать лишь на «небольшую компенсацию, которая не идет ни в какое сравнение с теми богатствами, что нефтяные компании приобретают за счет их территорий» (знаки препинания и кавычки, как в оригинале –БД).

Но, как говорится, «кодой», является заключительная фраза, вложенная в уста защитника-оленевода, ради которой, судя по всему, материал и был написан: «Раньше случались пожары и наводнения, потому что земля таким образом очищалась», — говорит он (защитник-оленевод). «Скоро земли совсем не останется, и русские будут побеждены». И вот уже полетели подхваченные либеральным и национально ориентированным Рунетом перепечатки и комментарии статьи в «Гардиан» с ключевыми фразами в заголовках. Вот так изящным сюжетным поворотом Гринписа и координацией действий с «Западом» частная российская экологическая квази-проблема стала масштабной политической  провокацией международного уровня.

Не оставил Гринпис без внимания и принимающую Международный Арктический форум сторону. Архангельская область в лице губернатора Игоря Орлова, областной государственной власти, а заодно с ними и архангельские лесопромышленники получили свой персональный «эколого-политический» фронт.

Активизация боевых действий ознаменовалась объявленной на сайте Гринпис России акции по сбору подписей под обращением к губернатору Архангельской области Игорю Орлову с требованием о немедленном создании заказника в Двинско-Пинежском междуречье Архангельской области (рабочее официальное название «Верхнеюловский»). Уже по ходу акции пиарщики Гринпис успели переименовать обращение в петицию и придумать акции звучное название – «Сохрани стану лесного северного оленя». История с созданием этого заказника тянется с 2001 года. Автор идеи – Гринпис, к которому подтянулся второй всемирно известный «иностранный агент» - WWF. Проект заказника разрабатывался с участием WWF. В 2013 году было выдано положительное заключение на этот проект, а также проведена его экологическая экспертиза. Создание заказника стоит в планах Правительства области.

Но в конце 2016 года в ситуацию включились органы местного самоуправления Виноградовского и Пинежского районов области, выразивших свое однозначное несогласие с некоторыми появившимися к этому моменту требованиями Гринпис, и посчитавшими, что создание заказника в видении экологов приведет к финансовому краху их муниципалитетов. Эта позиция нашла поддержку, как у представителей областной власти, так и у населения, местных экспертов и лесопромышленников.

Судя по всему, такой итог многолетней акции Гринпис и WWF по принудительному созданию очередного заказника в Архангельской области, которую  «иностранные агенты» посчитали уже практически завершенной, взбесил руководство Гринпис. Что нашло свое прямое отражение в тексте уже упомянутой выше петиции. Очевидно, что международные экологи очень рассчитывали войти в «Год экологии в России» с красивой и убедительной победой на территории противника. Последней каплей, переполнившей чашу терпения «защитников природы» стали озвученные в начале этого 2017 года планы некоторых лесозаготовительных предприятий Архангельской области по расширению деятельности, принятые к рассмотрению  областным правительством с учетом экономических и социальных интересов собственного населения и хозяйствующих субъектов. Именно поэтому Гринпис решил пойти «ва банк» со своей петицией и сбором под ней подписей, выбрав самый уязвимый момент для губернатора Архангельской области Игоря Орлова и его Правительства в период подготовки и проведения IV Международного Арктического Форума «Арктика – территория диалога» в Архангельске.

В этой связи невозможно не процитировать один из абзацев петиции, содержащий реальные угрозы руководству России, Игорю Орлову и руководству области и муниципалитетов: «Сохранившийся в Двинско-Пинежском междуречье массив представляет собой одну из наиболее известных в России и в целом в Европе малонарушенных лесных территорий. Потеря этой территории или большей её части не может остаться незамеченной в научном и природоохранном сообществах России и мира. Она неизбежно приведет к формированию резко негативного образа архангельского лесного сектора, последствия чего могут значительно перекрыть незначительную временную выгоду от рубки лесов в границах планируемого заказника».

Стоит обратить внимание, что из приведённой цитаты буквально следует вывод о том, что власти Архангельской области отказались создавать заказник. Хотя речь идёт лишь о процедуре поиска компромисса по поправкам, выставленными именно Гринпис к уже согласованному ранее со всеми заинтересантами проекту? Ведь именно эти поправки Гринпис взорвали ситуацию со стороны архангелогородцев.

Возникают и другие естественные вопросы. Например, а куда смотрели эти международные экологи, когда «малонарушенные лесные территории» сводились в Европе? Или, такой вопрос, почему за грехи Европы, уничтожившей свои «малонарушенные леса» должны отдуваться Россия и Архангельская область, причем за свой счет? Почему за аргументированные и обоснованные возражения на капризы Гринпис нашу власть и наши предприятия будут подвергать международной обструкции?

Так же, как и в ситуации с ООПТ «озеро Нумто» в ХМАО, Гринпис не стал себя долго сдерживать на уровне угроз и ждать окончания акции по сбору подписей под петицией к Игорю Орлову и его реакции, и сразу перевёл внутрироссийскую, точнее даже, внутриобластную проблему создания регионального заказника в международную плоскость. По информации на ИА REGNUM Виктора Станулевича, архангельского краеведа и публициста, со ссылкой на сайт Гринписа, «Шведские компании Arctic Paper и SCA (производит туалетную бумагу и средства личной гигиены), лесопромышленный концерн Stora Enso и ирландский производитель гофрированной упаковки Smurfit Kappa закупают древесину в том числе у компаний, работающих в Двинской тайге («Поморской лесопильной компании», «Титана», и Архангельского ЦБК). Ашан, Nestlé, PepsiCo, Zewa и McDonald’s, в свою очередь, закупают продукцию у них. Продукция этих компаний попадает на европейские рынки: в Бельгию, Нидерланды, Германию, Австрию, Францию, Италию. Гринпис Интернешнл направил обращения к компаниям, упомянутым в исследовании, призывая внести свой вклад в защиту Двинского леса. Компании должны помочь остановить уничтожение последних диких таёжных лесов». То есть прекратить закупать продукцию АЦБК, «Титана» и Поморской компании — если те не пойдут на условия Гринписа по созданию Двинско-Пинежского заказника».

Учитывая влияние  и практически полную безнаказанность эко-экстремистов из Гринпис на Западе, можно предположить, что в случае отказа западных партнёров архангельских лесопромышленников от «внесения своего вклада» в создание Верхнеюловского заказника, Гринпис вполне в состоянии создать им большие проблемы.

Эта статья не имела целью изобличить Гринпис в откровенном вранье, передёргивании фактов, уличить их в нечистоплотных технологиях запугивания населения несуществующими угрозами и втягивания этого населения в финансирование этих бессовестных и вредных публичных и интернет-акций. Информации об этом достаточно много. Её целью было обозначить новое качество «аргументации» Гринпис в достижении их «параноидальных» целей, основанных либо на психопатическом самомнении в собственной правоте, либо на откровенно коммерческом интересе. При этом не важно каком. Будь то заказ «глобальных» спонсоров Гринпис, коммерческих или политических конкурентов как отдельных государств, так и отдельных секторов экономики или предприятий.

Коммерческий интерес в форме экологического рэкета типичен и для самого Гринпис. О чём, не указывая название организации, рассказал Президент России Владимир Путин на своей пресс-конференции 23 декабря прошлого 2016 года: «Очень хорошо помню разговор с одним из своих иностранных друзей, к которому явился его многолетний приятель, работающий в международной экологической организации, и сказал: «С вас 30 миллионов долларов, евро. Лучше отдайте добровольно — и всё будет хорошо. Лучше согласитесь». Они провели совет директоров и приняли решение заплатить, заплатили. Такое бывает, мы знаем это, имеем в виду. Ответом может быть только что? Не отмахивание: к сожалению, и от них отмахиваться нельзя. Ответом может быть только глубокое профессиональное изучение вопроса с точки зрения экономической целесообразности и экологической безопасности».

Радует, что осознание истинной ценности аргументов Гринпис стало очевидно и в Минприроды. «Мы видим, как регулярно эта общественная организация пытается выдать желаемое за действительное,— заявляют в Минприроды.— Все их заявления — бред сумасшедшего».

Судя по приведённым выше фактам, Гринпис окончательно «потерял края», оставив экологию далеко позади, как мешающую ширму, и откровенно занялся политикой в России. Вывод напрашивается сам собой: а не пора ли последовать примеру многих стран, уже поставивших Гринпис в своих государствах вне закона.

 

Борис Дульнев

Специально для ИА RUSNORD