Общественный правозащитный Центр Бориса Дульнева

Безопасность Арктики и россии

 Природа, хозяйственная деятельность, население

Общественный правозащитный Центр Бориса Дульнева

Навигация

Система управления

 

         фото картинка

              

           фото картинка

              Каталог интернет ресурсов - ИнфоПитер 

              Яндекс.Погода

              Добро пожаловать в ЧУМотеку!

              

 

              

          

               

              


              

         

              

             

Елена Проколова: "Гринпис — организация, которая все сборы, что получает, тратит не на животных, а на свои офисы, перелеты для сотрудников, банкеты"

Елена Проколова: "Гринпис — организация, которая все сборы, что получает, тратитфото картинка не на животных, а на свои офисы, перелеты для сотрудников, банкеты"

(Из интервью журналу "Телепрограмма": «У меня никогда не было одновременно и мужа, и любовника»)
 
 
На вас с мужем, который является заядлым охотником, по-прежнему наседают гринписовцы.
 
Гринпис — организация, которая все сборы, что получает, тратит не на животных, а на свои офисы, перелеты для сотрудников, банкеты. Единственные, кто по-настоящему помогает животным, — охотники, которые оплачивают лицензии. Только благодаря этим деньгам происходит репродукция животных, сохранение видов, организуется медицинская помощь.
 
Конечно, убийство на твоих глазах — это для женщины удар под дых. Тут я благодарна Андрею Владимировичу. Он — идеальный охотник, у него животное падает с первого раза, сразу насмерть. Кроме того, я признаю, что охота как мужское занятие куда более почетна, чем воровство и грабеж. Это гораздо лучше, чем ходить по бабам, доказывая, что ты мужик, или пить водку.
 
Что касается воплей Гринписа или недовольных женщин, которые пишут мне: «Чтоб ты сама сдохла или оказалась косулей в следующей жизни!»… Да, я же по-прежнему публикую фотографии убитых животных. И не стыжусь этого, потому что мясоед. За меня никто не обязан убивать животных, понимаете? Когда женщина сидит и, разрезая бифштекс с кровью, приговаривает: «Охота — это ужасно!», она мне тотчас же становится неинтересна. Я сама умею разделывать мясо, готовить, не гнушаюсь присутствовать на охоте. Конечно, это суровая сторона жизни, но в ней есть и положительные стороны:
 
Во-первых, наши деньги идут на воспроизводство животных.
 
Во-вторых, мы как охотники получаем удовольствие, у нас есть трофейный зал, который, чем я горжусь, вскоре войдет в книгу «Лучшие трофейные залы мира».
 
И главное, о чем не говорит Гринпис: за то время, что мы охотимся в Африке, мы кормим 5 — 6 деревень. Кормим голодных людей, которые вообще мяса не видят. Если они всем селом соберут деньги, то не смогут оплатить убийство даже одного животного.